Посольство Сенегала в РФ

 

Посольство РФ в Сенегале

 

Ссылки

 

Архив Новостей

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

История   

 

Колониализм

 

Период Европейской Африки (1919 – 1939)

 

Победа французов в мировой войне и причастность к этой победе сенегальцев изменили дух нации. После войны значительная часть сенегальцев начала воспринимать свою страну как молодое европоориентированное государство. Инициатива в государственном строительстве переходит от колониальной администрации к новой национальной элите, состоящей преимущественно из молодых военных. В Сенегале появляются первые политические движения европейского типа - "младосенегальцы", "дианисты" (сторонники Блеза Дианя).

Другим важным следствием Первой мировой войны, сблизившей Англию и Францию, стало окончание острой англо-французской конкуренции, бывшей мотором колонизационных процессов в Африке во все предшествующие периоды. В гораздо большей степени, чем колониальные администрации, англо-французское сближение приветствовали новые африканские элиты.

 

Еще одним следствием войны стала возросшая активность афро-американцев и белых американцев в отношении Африки. США, ставшие во время войны основным кредитором европейских держав, проявляли всесторонний интерес к Европе, в т.ч. и к ее заморским владениям.

 

Уильям ДюбуаВсе эти тенденции ясно проявились во время первого Панафриканского конгресса, прошедшего в Париже в феврале 1919.

 

Конгресс был коротким промежутком, во время которого европеизированные интеллектуалы Западной Африки пересеклись с лидерами т.н. "Гарлемского реннесанса", в том числе – кумиром того места и того времени Уильямом Дюбуа (William Edwards Burghardt Du Bois), протестным университетским профессором и редактором журнала "Кризис". Явление Гарлемского реннесанса носило больше культурный, чем политический, характер и имело отношение к группе афроамериканских авторов (музыкантов, художников, фотографов, философов), живших в нью-йоркском районе Гарлем в 1920-30-х годах. Эта группа исследовала черное американское наследие с психологической интенсивностью и гордостью. Дюбуа был самым старшим и самым серьезным человеком в этой компании.

 

Потер Ниагарского движенияОн родился в 1868 году, в 1895 стал первым афроамериканцем получившим степень доктора наук в Гарварде, к моменту Конгресса был общепризнанным "отцом негритянской социологии" и успел опубликовать несколько резонансных книг: "Филадельфийский негр" (1899), "Джон Браун" (1909), "Негр" (1915) и, наконец, свою самую знаменитую работу "Души черных" (1905). В 1905 Дюбуа организовал т.н. Ниагарское движение, борющееся за права афроамериканцев, а в 1909 с 18-ю другими соратниками учредил Национальную Ассоциацию за права негритянского населения. В ноябре 1910 НАПН начала издавать свой журнал "Кризис". Редактором стал Дюбуа. К 1919 этот ежемесячный журнал распространялся тиражом 100 тыс. экземпляров. С Блезом Дианем они были почти ровесники.

 

Журнал "Кризис", май 1929После первой мировой войны Дюбуа предложил странам-победительницам создать на территориях, принадлежавших проигравшей стороне (Бельгией, Португалией и Германией) государство, которое контролировалось бы Лигой наций.

 

Основным финансистом Лиги наций были США, поэтому члены победившей Антанты даже не стали рассматривать этот проект. Тогда Дюбуа инициировал созыв Панафриканского конгресса. Председательствовал на заседаниях Блез Диань, сумевший добиться от Клемансо разрешения провести этот международный форум именно во Франции. В работе Конгресса приняли участие 57 человек, представлявшие 15 стран. Африканцев среди них было 12 человек из 9 стран.

 

Конгресс проходил под радикальными лозунгами: передача земли африканцам и бесплатное всеобщее образование на национальных и европейских языках. В целом Дюбуа был сторонником "черного национализма".

 

Никакой ощутимой реакции на призывы Конгресса ниоткуда не последовало.

Вселенская ассоциация развития и сохранения черной расы Маркуса Гарви на Ямайке, 1914Среди прочих вопросов парижский Панафриканский Конгресс обсуждал инициативу чернокожего уроженца Ямайки Маркуса Гарви по репатриации всех негров мира обратно в Африку.

 

Еще в 1914 году Маркус Гарви основал на Ямайке "Вселенскую ассоциацию развития и сохранения черной расы", которая должна была стать временной перевалочной базой в процессе переселения. Во время конгресса Диань вступил в полемику как с гарвистами, так и с панафриканистами, заявив о своем неприятии и тех, и других идей, пользовавшихся популярностью среди афроамериканцев: "Мы, африканцы Франции, решили оставаться французами, так как Франция дала нам свободу". В дальнейшем пути сенегальских и афроамериканских интеллектуалов окончательно разошлись.

 

В 1920 Гарви при реальном скоплении 25 тыс. человек в Маддисон-сквер в Нью-Йорке был избран главой Временного правительства Африки. И сразу же приступил к созданию экономической базы нового правительства, объединяя принадлежащие идейным афро-американцам мелкие бизнесы – ресторанчики, магазинчики, ателье…

 

Маркус Гарви, глава Временного правительства АфрикиГарви удалось запустить фабрику игрушек, выпускающую черных кукол, негритянское издательство и пароходную компанию, которая перевозила бы желающих репатриироваться американцев. Дюбуа назвал Гарви "идиотом и предателем", на что Гарви огрызнулся, назвав Дюбуа "ниггером белых".

 

Движение растафари, которое основал авантюрист Гарви, до сих пор остается одним из самых легкомысленных и бесконфликтных молодежных движений на планете. Но реальным политиком "толстяк Гарви" никогда не был.


На втором панафриканском конгрессе в 1921 году Блез Диань высказал предположение, что Гарви – агент Москвы и больше с американцами не связывался. Очередной Панафриканский конгресс, намеченный на 1927 год, не состоялся: в США разразилась Великая депрессия. К тому же Уильям Дюбуа уехал знакомиться с революционным опытом в Россию, а Гарви правительство США выслало на его ямайскую родину.

 

В самом Сенегале 19 июля 1927 умер шейх Амаду Бамба. Он был похоронен в мавзолее в городе Туба, который с тех пор является местом ежегодных паломничеств, собирающих миллионы верующих.

 

Тем временем в начале 1930-х Европа также вступила в полосу экономического кризиса. Коммунисты Франции выдвигали радикальные антиколониальные лозунги.

 

Члены Национального Конгресса Британской Западной Африки, 1920Но более популярными все же были идеи о присвоении всем жителям колоний европейских гражданских прав. Еще в 1920 с такой идеей выступали младосенегальцы во главе с Ламином Геем, который вместе с представителями новой африканской элиты четырех западноафриканских колоний Великобритании учредил Национальный конгресс Британской Западной Африки.

 

Перспектива "равных прав", видимо, представлялась естественной и правительству Франции. В 1922 в Марселе прошла очередная колониальная выставка. В 1923 в младших классах французских школ было введено изучение колониальной истории как части истории Франции; в 1925 году соответствующий раздел появился и в учебниках старших классов. Между 1925 и 30 годами открылись кафедры африканистики в нескольких французских университетах. Их выпускники готовились к карьере руководителей "африканских офисов". Во французских вузах появились африканские студенты. В 1927 в Париже была проведена очередная колониальная выставка, которая, по замыслу правительства, должна была способствовать созданию новых рабочих мест для французов в Африке.

 

Андре Жид, Поль Дежарден и Николай Бердяев в ПонтиньиТема Африки в 1930-е годы начинает постоянно обсуждается во время ежегодных "Декад Понтиньи".

 

Этот самый известный довоенный европейский интеллектуальный форум проводит владелец замка Понтиньи (Pontigny) Поль Дежарден (Paul Desjardins), блестящий либерально-утопический мыслитель и общественный деятель, дочь которого Анн живет в Алжире со своим мужем Жаком Эргоном. Именно на одной из "Декад Понтиньи" впервые был разработан проект общественного договора "О праве народов", предполагавший безусловную деколонизацию мира.

 

Участники Декад Понтиньи совершают "паломничества" в Африку. Так, в 1926 году в Конго побывал писатель Андре Жид, отчитавшийся о поезлке книгой "Путешествие в Конго".

 

Во время войны замок Понтиньи оказался на территории Франции, аннексированной фашистами, а сам Поль Дежарден в 1940 году умер.

Колониальная Парижская выставка с высоты птичьего полета, 1930Но пиковым "африканским" событием в Европе 1930-х годов стала Международная Колониальная Парижская выставка, которую 24 мая 1931 торжественно открыл президент французской республики Гастон Думэ.

 

Вокруг исторического значения этой выставки до сих пор ведутся научные споры. Одни считают ее апогеем "благославенного времени колоний", другие – попыткой консолидации антифашистских сил в Европе. Одновременно с выставкой в Париже начал работать первый в мире радиоканал, вещающий на колонии – Международная служба французского радио.


Пригласительный билет на Колониальную выставкуАфрика, естественно, была представлена на выставке в самом лучшем свете. Руководителем выставки был назначен известный и уважаемый в Африке и Франции человек - маршал Л. Ю. Лиотэ, бывший верховный комиссар Марокко, занимавший в 1916-1917 годах пост военного министра Франции. К организации привлекли и Блеза Дианя, который позже шутил, что эта выставка "научила детей отличать негра от жирафа". Правительство выделило на проведение 80 млн. франков, мэрия Парижа – еще 15 млн., около 50 финансовых групп также внесли свои пожертвования. Открытие было приурочено к 100-летию французского присутствия в Алжире.

Один из африканских павильонов Колониальной выставки в Париже, 1930Выставку, раскинувшуюся на 202 га, посетили 7 миллионов французов и 1 миллион иностранцев, из них – 10 тыс. школьников, на которых был рассчитан один из главных лозунгов: "Вступай в колониальную армию и ты увидишь весь мир!". Это грандиозное мероприятие с генеральным слоганом "Больше, чем Франция!" длилось полгода и продемонстрировало прежде всего неготовность Европы к консолидации сил перед лицом фашизма. В ней приняли участие только пять европейских государств - Дания, Бельгия, Италия, Голландия и Португалия. Англия после долгих переговоров в конце концов согласилась лишь на небольшой стенд, ссылаясь на кризис в экономике.

Одна из афиш Колониальной выставкиОбщественная реакция на выставку была противоречивой. Коммунисты организовали контрвыставку "Правда о колониях", свидетельствовавшую об кошмарах колониальной жизни. Коммунисты Луи Арагон, Андре Бретон и Поль Элюар выпустили листовку "Не посещайте колониальную выставку!", в которой назвали правительственную инициативу "бутафорией". Илья Эренбург, корреспондент русской коммунистической газеты "Известия", сравнивал выставку со "зверинцем". Но контрвыставку посетили всего 5 тысяч человек. А французские интеллектуалы явно подпали под обаяние "Больше, чем Франции". Среди них - Пикассо, Дерен, Матисс, Вламинк, Модильяни, Апполинер, Кокто и "черная" молодежь Парижа, в т.ч. – будущий президент Сенегала, а в то время – 25-летний поэт и специалист в области классической филологии Леопольд Сенгор, серер по происхождению, три года назад приехавший из Сенегала в Париж продолжить образование.

 

Молодой Леопольд Сенгор с Блезом Дианем и его друзьямиПод впечатлением выставки Сенгор пишет стихотворение "Негритянская маска", которое посвящает Пабло Пикассо. Во время обучения в парижском колледже Людовика Великого Сенгор знакомится в будущим премьером Франции Жоржем Помпиду. А во время выставки посещает Блеза Дианя. Позже Сенгор вспоминает, что 1928-31 годы были самым важным временем его жизни, когда сложилось его мировоззрение.

 

В 1934 Сенгор вместе с 18-летними одноклассниками-антильцами Эме Сезэром (Aime Cesaire) и Леоном Дама (Lеon Gontran Damas) начинают выпускать журнал "Черный студент" (L'etudiant noir), в котором проповедуют "духовную деколонизацию" с помощью искусства. В 1935 Сенгор защищает на филологическом факультете Сорбонны докторскую диссертацию и становится первым африканским доктором наук по грамматике французского языка.

 

 

Эти молодые парижские африканцы были настоящими "денди" - одевались с дерзким изяществом, щеголяли образованностью, придерживались радикальных политических взглядов и имели радикальные эстетические вкусы. Они увлечены идеями кубизма и сюрреализма, в авторах которых видят "самых пылких проповедников негритянского искусства". Их настольная книга - труды Лео Фробениуса, немецкого ученого начала 20 века, предпринявшего девять экспедиций в Африку и заявлявшего, что идея негра-варвара - это изобретение европейцев, и что именно колонизаторы узаконили политическую и экономическую зависимость Африки.


Эме Сезер в юности На страницах "Черного студента" в одном из материалов Эме Сезэра впервые появляется слово "негритюд", которое сегодня связывают в основном с именем Леопольда Сенгора, всю жизнь посвятившего разработке "теории негритюда".

 

"Негридюд" в устах Сезэра имел ясное, чисто политическое, значение: сопротивление колониальному проекту ассимиляции. В 1936 Сезэр начинает писать свой шедевр – Тетрадь Возвращения в Родную Страну. Сборник этих текстов первоначально действительно выглядел как тетрадь с обложкой, украшенной радикальными панафриканскими лозунгами.

 

В 1937 Сезэр женился на парижской студентке с Мартиники Сюзанне Русси и вернулся на родной остров в 1939. Деля жизнь между Форт–де-Франс и Парижем, Сезэр с супругой в 1939 начинают выпускать в Париже новый журнал "Африканское присутствие". Для "Присутствия" пишет и Сенгор. Это по большей части статьи о негритянской культуре и африканской аутентике. В этом же году благодаря Жоржу Помпиду Сенгор получает французское гражданство и начинает преподавать классическую филологию в парижском пригороде.

 

Первая книга Леона Дама, 1937"Мотором" троицы является ответственный секретарь "Черного студента" Леон Дама. В Парижском Этнографическом институте он изучает японскую филологию и увлекается проблемами расизма. С большей пристальностью, чем Сенгор и Сезэр, Дама интересуется нарушениями прав человека в США, и с большей критичностью воспринимает окружающую европейскую реальность. Дама влюблен в белую девушку и расизм для него – настоящая катастрофа. Первым из троих, еще до войны, Дама публикует за свой счет сборник стихов. Он близок к радикальным политическим кругам Франца Фанона и во многом разделяет взгляды "Черной силы". Поэзия Дама пропитана катастрофической и жестокой чувственностью антирасисткого сопротивления. Он завязывает дружбу с лидерами литературы афроамериканского мятежа – Конти Куленом (Countee Cullen), Лэнгстоном Хьюзом (Langston Hughes), Ричардом Райтом. Но также дружит и с их идеологическими противниками, например, с пацифистом Франсом Масерилем (Frans Masereel), который иллюстрирует книгу стихов Дама.

 

***

 

Пока молодые сенегальские интеллектуалы в Париже раздумывают о будущем Африки, Блез Диань в начале 30-х ведет в парижском парламенте "сражение за арахис". Пользуясь своим политическим влиянием и мобилизуя все наработанные связи, он лоббирует интересы сенегальского арахисового сектора, страдающего от мирового экономического кризиса. Он пытается добиться выделения субсидий производителям арахиса. Но свирепость кризиса испытывает на себе слишком много людей, и "арахисовое дело" продвигается трудно. Диань вынужден идти на уступки по другим, не менее важным для Западной Африки, вопросам. Например, на заседании Международного Бюро по труду в Женеве он поддерживает более чем спорное требование Франции разрешить использование принудительного труда в колониях при строительстве дорог и для улучшения санитарных условий жизни. Если учесть, что речь шла конкретно о строительстве железной дороги от Конго до Океана, в ходе которого тысячи африканцев уже расстались с жизнью, эта поддержка Дианя выглядела возмутительно.

"Арахисовая кампания" подрывает силы Дианя. Во время поездки по Африке в качестве официального представителя колониальной администрации, он заболевает, возвращается в Париж и умирает 11 мая 1934.

 

Бывший приятель Дианя – американский профессор Уильям Дюбуа после возвращения из России как раз в это время идет в гору – занимает пост главы факультета социологии университета в Атланте. Его последняя книга довоенного периода "Черная реконструкция в Америке" (1935) написана в русле марксизма. В ней утверждается, что расизм - это несправедливо с точки зрения морали, опасно в политическом смысле, неэффективно в экономическом и глупо социально. Остановить его - забота белых, для их же собственной безопасности.

 

В 1935, в год выхода этой книги Дюбуа, Европа тоже начала кое-что понимать про "кровь и почву" на собственной шкуре: нацистская Германия вышла из состава Лиги наций, объявила всеобщую мобилизацию и аннексировала Саар.

 

 

© Посольство Сенегала. ©

Реклама:

ЗАКРЫТЬ